Важнейшие гельминтозы человека в Узбекистане

Диспансерное наблюдение (с контролем системы крови, ЭКГ) за переболевшими осуществляется в течение 6—12 мес, так как помимо ранних, возможны поздние рецидивы, осложнения.

Профилактика. Эффективная борьба с трихинеллезом может проводиться только при широком участии в ней Ветеринарных, медицинских работников, а главное — самого населения.

Необходимо запретить убой животных вне мясокомбинатов, убойных пунктов и убойных площадок. Ветеринарно-санитарный осмотр обязательно проводить с трихинеллоскопией туши домашней свиньи и дикого кабана, а также других диких животных — возможных источников трихинеллеза. Следует уничтожать мясные продукты, зараженные трихинеллами и др. Перспективен метод искусственного переваривания мышц в желудочном соке в различных модификациях (Березанцев Ю. А., 1960, 1985).

Важное значение для разрыва эпизоотической цепи в синантропном очаге имеют гигиеническое содержание свиней, недопущение их контакта с грызунами, запрещение скармливания свиньям необезвреженных продуктов охоты.

В пищу должны употребляться хорошо проваренные мясные продукты. Все виды продуктов из свинины, которые употребляются в сыром или недостаточно прогретом виде, должны выдерживаться при температуре 5°С или ниже не менее 20—30 дней (ВОЗ, 1969).

Мясо диких животных, не прошедшее ветеринарно-санитарной экспертизы, следует варить в течение 3 ч, при этом толщина каждого куска мяса не должна превышать 2,5 см.

В эндемических по трихинеллезу районах должна проводиться систематическая санитарно-просветительная работа среди населения по вопросам профилактики и борьбы с этой инвазией.

ДРАКУНКУЛЕЗ

Дракункулез вызывается нематодой Dracunculus medinensis (Linnaeus, 1758). В Средней Азии он и его возбудители известны с давних времен под названием ришта, что означает нить, струпа.

Ришта описывается в древних египетских манускриптах (1500 лет до и. э.), в частности, в папирусе Эберса. Описание этой болезни приводится в трудах Галена (II век н. э.): «В каком-то месте Аравии, как говорят, возникли в большеберцовых костях у людей так называемые дракункулы, которые по цвету и по толщине сходны с дождевыми червями» (цит. по Кадырову А. А., 1954).

Крупнейший ученый средневековья  Ибн Сина подробно описал эту болезнь в «Каноне» (XI век) под названием «мединская вена» (по названию города Медина).

Л. М. Исаев (1934) полагал, что первичным очагом дракункулеза была Африка, откуда это заболевание распространилось и в другие страны.

Развитие ришты было детально изучено в 1869—1870 гг. знаменитым русским географом и естествоиспытателем А. П. Федченко, установившим, что промежуточным хозяином ришты являются рачки (циклопы), обитающие в стоячих водоемах. В то время в Средней Азии ришта была распространена в Бухаре, Джизаке и Карши.

В дальнейшем Л. М. Исаев (1923—1932) уточнил детали биологии и эпидемиологии ришты и разработал комплекс мероприятий по ликвидации этого гельминтоза. В результате целенаправленных оздоровительных мероприятий, проводимых под руководством и при непосредственном участии Л. М. Исаева, самый крупный очаг ришты (г. Бухара и ее окрестности) был ликвидирован в 1932 г. Очаги в других городах прекратили свое существование еще ранее в результате изменившихся социальных и природных условий, сделавших невозможным поддержание эпидемического процесса при дракункулезе.

Этиология. Ришта — крупная нематода (рис. 12), паразитирующая в подкожной клетчатке и соединительной ткани человека и некоторых животных. Между самкой и самцом паразита имеются резкие различия в размерах (длина самки 30—120 см, самца—1,2—3 см).

У самки на головном конце имеется кутикулярный щиток, ротовое отверстие окружено сосочками. Пищевод короткий, анус заращен. Значительная часть тела заполнена маткой, содержащей личинки, однако отверстие влагалища у ришты облитерировано. Поэтому личинки могут выйти наружу только в результате разрыва ткани тела паразита в его головной части. Головной конец взрослой самки прилежит близко к поверхности
кожи, которая в этом месте истончается и выбухает в виде пузыревидного выпячивания. При соприкосновении с водой пузырь разрывается. После отторжения из раны некротической массы в образовавшееся отверстие выпячивается головной конец, ткани его разрываются, обнажая матку. В свою очередь она также лопается, и миллионы личинок устремляются в воду.

риштаРис 12. Dracuiiculus medinensis —Ришта.

Дальнейшее развитие личинки ришты происходит в промежуточном хозяине — циклопе (С. bicuspidatus, С. coronatus и др.).

Еще А. П. Федченко (1869—1870) установил, что для развития ришты необходим промежуточный хозяин, однако он ошибочно предполагал, что личинки проникают в тело циклопа, активно пробуравливая его покров.

Л. М. Исаеву (1934) экспериментально удалось окончательно доказать, что циклопы сами заглатывают попавших в воду личинок ришты, которые не способны к внедрению в тело промежуточного хозяина. Эта, казалось бы небольшая детализация биологии паразита имела важное значение для познания эпидемического процесса при дракункулезе. Как отмечает А. А. Кадыров (1954), это открытие «значительно облегчило установление рачков, могущих служить промежуточным хозяином паразита» которым могли относиться только виды, способные сами заглатывать личинок, попавших в воду.

В кишечнике окончательного хозяина циклопы перевариваются, а освободившиеся личинки ришты проникают из полости кишечника в его стенку, а затем по лимфатическим (а возможно, и кровеносным) путям мигрируют в подкожную клетчатку.

Для полового созревания паразитов требуется большой срок (около года), после которого источник возбудителя дракункулеза становится эпидемиологически опасным.

Эпидемиология. Ришту можно отнести к природноочаговым заболеваниям.

Л. М. Исаев (1934) находил D. medinensis у собак. Паразиты ришты у бродячих собак обнаружили Ф. Чунсюн (1958) в Казахстане, А. Муртазаев (1964) в Каракалпакской АССР и др. Опубликованы данные о нахождении ришты у кошек, барсуков, шакалов, лисиц и других диких млекопитающих. Все это дало основание С. Н. Боеву (1964) предполагать отсутствие тотальной девастации дракункулеза в СССР. Однако в большинстве случаев у животных обнаруживались другие виды ришты.

Анализ имеющегося положительного опыта ликвидации интенсивных очагов этой инвазии (в том числе и самопроизвольно прекративших свое существование), отсутствие новых заражений людей в бывших очагах свидетельствуют о том, что роль животных в эпидемиологии дракункулеза незначительна. Человек, зараженный риштой—практически единственный источник инвазии в синантропном очаге.

В Бухаре риштой были заражены почти все машкобы (водоносы), игравшие основную роль в распространении дракункулеза.

Механизм и факторы передачи ришты были детально изучены Л. М. Исаевым. В частности, им было показано, что для развития личинки в промежуточном хозяине (циклопе) требуется определенная температура. Так, при оптимальной температуре воды (около 30°С) вторая линька личинки (после чего она становится инвазионной) завершается за 4—5 дней, при температуре 23—25°С срок развития личинки удлиняется до 10—14 дней.

Идеальные условия для развития личинок ришты создавались в хаузах, особенно в которых редко менялась вода, имелось большое количество щелей, где могли находиться циклопы. Машкобы спускались в хауз по ступенькам, становясь для удобства одной или двумя ногами в воду. Все это способствовало интенсивному загрязнению воды личинками ришты, которую те же машкобы разносили по домам. Особенно интенсивно были заражены личинками хаузы вблизи медресе (религиозные школы), где собиралось огромное число верующих, а в хаузах совершались ритуальные омовения.

В настоящее время очаги дракункулеза в основном существуют в колониальных и развивающихся странах, где тяжелое экономическое положение населения сочетается с антисанитарными условиями жизни, отсутствием водопровода, систематическим загрязнением открытых водоемов.

Патогенез и патологоанатомические изменения. Начальные фазы паразитирования ришты сопровождаются токсико-аллергическими явлениями. В дальнейшем, очевидно, начинает преобладать механическое воздействие паразита на окружающие его ткани. При вскрытии первичного пузыря в раневое отверстие может легко проникнуть инфекция, вследствие чего развивается гнойное воспаление. В некоторых случаях в процесс вовлекаются глубоколежащие ткани, суставные поверхности. Болезнь может осложниться и общим сепсисом.

Клиника. Продромальные явления могут характеризоваться эритемой или крапивницей, кожным зудом, тошнотой, рвотой, поносом, слабостью (вследствие всасывания продуктов обмена ришты), позднее преобладают местные явления.

Больные дракункулезом жалуются на сильные боли в пораженном участке (чаще в ногах), хромоту, снижение трудоспособности. Паразиты могут локализоваться в любом участке тела, а иногда и во внутренних органах.

По данным Л. М. Исаева (1924—1930), дракункулезом была поражена голень в 07,2% случаев, бедро—в 19,1%, туловище—в 10,4%,верхние конечности—в 3,2%, голова и шея — в 0,1%.

Таким образом, ришта чаще всего обнаруживается в конечностях (86,3%). Данная локализация  паразита обеспечивает наилучшие условия для реализации механизма передачи возбудителя инвазии.

При своевременном и квалифицированном удалении ришты рана заживает сравнительно быстро. Однако при обрыве паразита, загрязнении раны возможны тяжелые флегмоны. При локализации червя вблизи сустава может развиться артрит, приводящий в некоторых случаях к анкилозу и глубокой инвалидности. В редких случаях возникает сепсис и даже присоединяется столбнячная инфекция (Озерецковская Н. И., 1985).

Диагностика. Важное значение приобретают эпидемиологические предпосылки. В типичных случаях в области локализации паразита под кожей заметно шнуровидное выпячивание. При вскрытии пузыря обычно виден высунувшийся из раны головной конец червя. Рентгенологическая  диагностика возможна при обызвествлении паразита или   при инъецировании его липоидолом.

Дракункулез иногда приходится дифференцировать от дирофиляриоза, а при осложнениях — от абсцесса, флегмоны, гангрены, артрита, синовиита, эпидидимита, орхита и др.

Лечение. При возникновении аллергических явлений применяется десенсибилизирующая терапия (димедрол и др.).

Удаление паразита является и сейчас основным методом лечения. Это весьма кропотливая процедура, требующая значительной квалификации медицинского работника. Паразита извлекают постепенно (при форсированном удалении может наступить обрыв), осторожно наматывая выступающую его часть на марлевый валик (рис. 13). Извлечение повторяется в течение нескольких диск. Между сеансами на рану накладывают асептическую повязку. Л. М. Исаев пользовался коллодийной повязкой, которая не только предупреждала занос инфекции в рану, но и предотвращала попадание личинок ришты в воду.

ришта_в_ногеРис 13. Извлечение ришты

Оперативное удаление паразита обычно не применяется.

За последние годы появились данные о высокой терапевтической активности производных имидазола (тиабендазола, метронидазола). Дополнительно назначают антибактериальную терапию.

Профилактика. Л. В. Громашевский (1968) рассматривает ликвидацию ришты в Бухаре как пример успешного устранения механизма передачи возбудителя.

В борьбе с дракункулезом Л. М. Исаевым одновременно использовались как мероприятия, направленные на обезвреживание источника инвазии (исчерпывающее выявление и эффективное лечение всех больных), так и меры воздействия на механизм передачи (контроль за водоисточниками, ликвидация условий существования промежуточного хозяина). Большое значение в борьбе с риштой придается тщательной целенаправленной санитарно-просветительной работе.

ЦЕСТОДОЗЫ

ТЕНИИДОЗЫ

Под тениидозами понимают два самостоятельных заболевания, вызываемых представителями семейства тениид, — тениаринхоз и тениоз.

ТЕНИАРИНХОЗ

Тениаринхоз вызывается бычьим, или невооруженным цепнем Taeniarhynchus saginatus (Goeze, 1782).
Этот паразит известен врачам с давних времен. Гиппократ (460—377 гг. до н. о.) писал: «Человек, в котором водится плоский червь, выделяет время от времени вместе со стулом нечто похожее на семя тыквы…»

Тениаринхоз распространен повсеместно, но наиболее интенсивные очаги инвазии регистрируются в Африке,
Южной Америке, Австралии, некоторых азиатских странах. Во многих населенных пунктах Восточной Африки пораженность населения тениаринхозом достигает 100 %.

В Советском Союзе наиболее высокая пораженность населения тениаринхозом отмечается в Узбекской, Казахской, Грузинской, Азербайджанской, Таджикской, Армянской и Туркменской ССР; наименьшая — в Украинской, Литовской, Молдавской, Латвийской, Эстонской и Белорусской ССР (Сергиев П. Г. и др., 1971).

Этиология. Возбудитель тениаринхоза — Taeniarhynchus saginatus — крупная цестода, достигающая в длину 6 —7 м и более (рис. 14).

Ленточная стадия Т. saginatus, паразитирующая в тонкой кишке человека (окончательный хозяин), состоит из головки (сколекса), шейки и членистого тела. Головка довольно крупная (ширина до 2 мм), снабжена четырьмя присосками. Из-за отсутствия крючьев паразита называют невооруженным цепнем. Тело содержит около 1000 члеников (проглоттид). По мере созревания периферические членики приобретают вытянутую форму.

1875_996253392Рис. И. Taeniarhynchus saginatus — цепень невооруженный
Длина зрелых члеников (4,5—2 см) больше ширины(0,7 см).

Как и все цестоды, Т. saginatus — гермафродит, то есть в каждом членике одновременно формируются мужские и женские половые органы. Характерная особенность гермафродитных члеников — наличие двухлопастного яичника. Семенники множественные. Зрелый членик целиком занят заполненной яйцами маткой, представляющей собой длинный ствол, от которого отходят многочисленные (18—32) ответвления.

Яйца Т. saginatus покрыты нежной, тонкой оболочкой, от которой отходят 2 нитевидных образования (филаменты). Во внешней среде наружная оболочка у яйца быстро разрушается и освобождается онкосфера, окруженная толстой двуконтурной оболочкой коричневатого цвета с радиальной исчерченностью, содержащая 3 пары зародышевых крючьев. Размеры онкосферы 0,03—0,04 X 0,02—0,03 мм.

В одном членике насчитывается 145 000 — 175 000 яиц. Поскольку у тениид матка не имеет выводного отверстия, большинство яиц освобождается из неё при разрушении членика во внешней среде. Однако процесс выделения (выдавливания) яиц из матки может совершаться и в кишечнике человека при активном выползании членика во время сокращения его мускулатуры (Штром Ж. К., 1938).

Жизнеспособные онкосферы бычьего цепня содержатся в 140—150 члениках (Фролова Л А., 1971), однако ежедневно выделяется одним паразитом во внешнюю среду всего 6-8 проглоттид (Штром Ж. К., 1938). Иногда у человека может одновременно паразитировать несколько червей.

Членики Т. saginatus выделяются из кишечника как активно, путем самостоятельного выползания из анального отверстия, так и пассивно (при дефекации). Выделившиеся с члениками или с фекалиями онкосферы не инвазионны для человека. Человек может заразиться тениаринхозом лишь при употреблении мяса животных (промежуточных хозяев), в теле которых развивается
из заглоченных онкосфер личиночная стадия Т. saginatus — финна.

Практически единственным промежуточным хозяином является крупный рогатый скот. Однако инвазионные финны С. bovis могут содержаться в толе некоторых диких животных. Чаще всего они локализуются в соединительной ткани скелетных, жевательных мышц, сердце и др. Финны представляют собой небольшой, содержащий прозрачную жидкость пузырек, внутри которого находится головка (сколекс).

В. С. Киричек и соавт. (1984) доказали возможность развития цистицерков бычьего цепня в головном мозге оленей, что имеет важное эпидемиологическое  значение в районах Севера.

Е. С. Лейкина и соавт. (1972) предположили возможность существования разных географических штаммов Cysticercus bovis. Авторы ссылаются на данные исследователей, показавших, что в Восточной Африке цистицерки Т. saginatus выживают в организме крупного рогатого скота в течение многих лет (практически в течение всей жизни животного). Однако в опытах, проведенных Е. С. Лейкниой (1970) в Московской области, срок жизни цистицерков в промежуточном хозяине не превышал 12 мес.

Для завершения цикла развития цистицерки, находящиеся в теле промежуточного хозяина, должны быть проглочены окончательным хозяином — человеком. Находящийся -внутри финны сколекс выворачивается наружу и прикрепляется к слизистой оболочке топкой кишки. От головки начинают отрастать членики, которые достигают зрелости и начинают отторгаться.

Эпидемиология. Единственным источником тениаринхоза является инвазированный человек, у которого длительно (25 лет и более) паразитируют половозрелые формы Т. saginatus. Фактически при тениариихозе, так же как и при тениозе, имеет место лишь сложный путь передачи возбудителя от одного носителя инфекции (главного хозяина) другому (Громашевский Л. В., 1947). Как уже отмечалось, личиночные стадии Т. saginatus
(Cysticercus bovis) обнаруживаются в основном у крупного рогатого скота.

В Узбекистане тениаринхоз распространен неравномерно. Наиболее высок показатель заболеваемости им в Хорезмской, Бухарской и Самаркандской областях, а также в Каракалпакской АССР (Магдиев Р. Р., 1973).

Регистрируемая пораженность цистицеркозом (финнозом) крупного рогатого скота во многом зависит от качества его выявления. Так, но данным К. Е. Ситова(1966, 1967), этот показатель в различных областях Узбекистана в среднем составил около 10 %, что в десятки раз превышает аналогичный показатель, приводимый в отчетах ветеринарной службы. Между тем лишь один только дополнительный осмотр шейных мышц скота во время забоя позволил повысить выявляемость цистицеркоза на 25 %.

По данным К. Е. Ситова, в Узбекистане интенсивность финноза невелика (в большинстве случаев обнаруживалось но 1—2 цистицерка на 1 животное). Массивный цистицеркоз с поражением всех скелетных мышц обнаружен лишь в 0,04 % случаев.

Скот легко заражается цистицеркозом при интенсивном загрязнении онкосферами бычьего цепня хлевов, огородов, применении необезвреженных фекалий для удобрения полей и т. п. В некоторых случаях в результате фекального загрязнения открытых водоемов скот может заражаться цистицеркозом при водопое. Особенно легко происходит инфицирование скота на пастбищах при загрязнении их фекалиями инвазпрованных Т. saginatus пастухов. Большую эпидемиологическую опасность представляют также больные тениаринхозом доярки, скотницы и другие лица, ухаживающие за скотом в общественных или индивидуальных хозяйствах.

Т. А. Абдиев (1969) и другие авторы показали, что важным фактором заражения скота цистицеркозом являются руки обслуживающего персонала, инвазированного бычьим цепнем. При исследовании соскоба из подногтевых пространств онкосферы тениид обнаружены у 27,6 % больных тениаринхозом, ухаживающих за ско­том. Онкосферы с рук могут легко переходить на корм. Кроме того, в Хорезмской области и в других местностях Узбекистана широко применяется подсосно-поддойный способ кормления телят. Он заключается в том, что сна­чала к корове подпускают для кормления теленка, а за­тем доят корову и снова в конце дойки подпускают те­ленка. При этом легко может происходить заражение телят от рук доярок, больных тениаринхозом (Абдиев Т. А., 1969). Не исключена роль мух в передаче инвазии.

Важным фактором, способствующим заражению ско­та финнозом, является значительная устойчивость онкосфер бычьего цепня во внешней среде.