Страхование профессиональной ответственности медицинских работников в Российской Федерации

Под страхованием юридической ответственности медицинских работников «следует понимать особый вид страхования, при котором в качестве объекта страхования выступает риск ответственности медика перед пациентом, которому в результате оказания медицинской помощи может быть нанесен вред здоровью».

Как справедливо указывают Д.Н. Горячев, С.В. Варламов, Н.А. Горячев, «страхование профессиональной ответственности позволяет гарантировать пациенту получение материальной компенсации в случае причинения вреда его здоровью».

Речь о «прописывании» на законодательном уровне в России модели обязательного страхования профессиональной ответственности «слуг Асклепия» идет давно. Однако, как говорят в народе, а воз и ныне там…

Как отмечает П.Н. Анучин, «в настоящее время отсутствует единая система законодательных актов в сфере страхования и сфере здравоохранения, что вынуждает участников страховых отношений действовать в противоречивой и неустойчивой законодательной среде».

Говоря о гарантиях осуществления прав пациентов, в том числе на возмещение вреда, причиненного их жизни и здоровью при оказании медицинских услуг, нельзя не вспомнить интересную новеллу отечественного страхования, предложенную 19 марта 1996 года депутатами Государственной Думы РФ в статье 46 проекта Федерального закона N 96700403-2 «О правах и безопасности пациентов в сфере здравоохранения» (снят с рассмотрения 15 июня 1999 года Советом ГД ФС РФ, Протокол N 212, п. 23):

«Учреждение, организация, предприятие здравоохранения, частнопрактикующий врач обязаны застраховать свою ответственность в специальном страховом фонде, образуемом субъектами государственной, муниципальной, частной систем здравоохранения (исключая органы здравоохранения), на случай причинения ущерба пациенту.

Расходование средств страхового фонда на какие-либо иные цели запрещается.

Наличие страхового полиса является необходимым условием при получении учреждением, организацией, предприятием здравоохранения, гражданином лицензии на право медицинской и фармацевтической деятельности.

Условия и порядок страхования гражданско-правовой ответственности за ущерб, причиненный пациенту, а также порядок образования страхового фонда и порядок выплаты компенсаций определяются законодательством Российской Федерации».

Сейчас в России, как и в иных странах ближнего зарубежья (Белоруссии, Украине, Казахстане), де-факто институт профессионального страхования недостаточно развит и, по сути, существует лишь в форме добровольного страхования.

В том случае, если государство возьмет на себя экономическую поддержку страхования профессиональной ответственности медицинских работников, не относящихся к частному сектору, то, как минимум, в сметах бюджетных медицинских учреждений должны предусматриваться расходы на оплату соответствующих страховых взносов (полисов).

Это весьма немалые денежные средства; например, еще двадцать лет назад в США стоимость страхового полиса семейного врача в штате Иллинойс составляла 4350 долл.; в штате Индиана — 14 941 долл.

Существуют разные взгляды на роль государства в страховании профессиональной ответственности медиков.

По мнению некоторых авторов (например, С.Г. Стеценко), «представляется целесообразным, чтобы государство обеспечивало обязательное страхование врачей на первые 5 лет профессиональной деятельности (после окончания вуза), что будет способствовать качественному развитию медицинской деятельности в стране».

Однако неясным представляется, почему автором предложено осуществлять страхование именно на пять лет; кроме того, непонятно, почему государство должно обеспечивать наличие страхового полиса и у тех врачевателей, которые изберут для себя «тернистый путь» частной медицины.

Другой исследовательницей, К.И. Коробко, обосновывается необходимость обязательного страхования гражданской ответственности за причинение вреда жизни или здоровью пациента субъектами, осуществляющими свою деятельность в рамках частной медицинской практики.

Но в этом случае последние окажутся не в равноправном положении по сравнению с государственными (муниципальными) учреждениями здравоохранения, также оказывающими платные медицинские услуги.

А.Н. Пищита отмечает, что «одним из существенных компонентов государственной программы развития сферы здравоохранения является внедрение системы страхования профессиональной ответственности медицинских работников. Данная система должна быть целостной, всеобъемлющей, рациональной, стимулирующей, право-обеспечивающей, правоохранительной».

Многие другие российские исследователи поддерживают точку зрения, согласно которой страхование профессиональной ответственности отечественных медиков целесообразно и необходимо.

Так, С.Ю. Капранова считает, что «страхование в данном контексте может рассматриваться как один из методов нивелирования неблагоприятных последствий, сопровождающих медицинскую деятельность,…обеспечивая высокую степень защиты интересов как исполнителя медицинской услуги, причинившего вред здоровью, жизни, имуществу гражданина (пациента), так и самого потерпевшего».

По мнению А.В. Мелихова, с целью защиты имущественных интересов исполнителей медицинских услуг необходимо скорейшее внедрение механизма страхования профессиональной ответственности.

В трактовке В.В. Пучковой, «введение обязательного страхования ответственности медицинских работников позволит обеспечить реальную защиту прав и свобод в сфере охраны здоровья».

Анализируя обязательное страхование ответственности медицинских работников, Д.Ф. Кириченко обоснованно приходит к выводу о необходимости законодательного закрепления обязательного страхования ответственности врача.

Отражая подобные взгляды ученых и практиков, законодатель в пункте 10 статьи 79 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» закрепил обязанность медицинской организации осуществлять страхование на случай причинения вреда жизни и (или) здоровью пациента при оказании медицинской помощи в соответствии с федеральным законом.

Как российское общество в целом, так и представители широких научных кругов позитивно отзываются о возможности принятия федерального закона об обязательном страховании гражданской ответственности медицинских организаций перед пациентами.

Н.Ф. Герасименко отмечает, что это абсолютно новаторский для России нормативный правовой акт, аналога которому в отечественной истории еще не было.

Некоторые авторы (М.В. Еругина, М.В. Власова, А.И. Завьялов и др.) указывали, что еще в сентябре 2010 года в Государственную Думу РФ был внесен законопроект «Об обязательном страховании гражданской ответственности медицинских организаций перед пациентами».

В.В. Копилевич и С.И. Афанасьев в 2011 году пишут о том, что в ближайшие годы планируется, кроме прочих, принятие указанного нормативно-правового акта.

С точки зрения автора, остается лишь сожалеть, что до настоящего времени так и не увидел свет федеральный закон о страховании профессиональной ответственности медицинских организаций.

Подобное положение вещей многократно уменьшает шансы «потерпевших» от медицинских услуг (помощи) на своевременное получение ими в гражданско-правовом порядке (или вне его) возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью.

Определенный интерес представляют новеллы отечественного законодательства о страховании пациентов, участвующих в клинических исследованиях лекарственных препаратов для медицинского применения.

Так, согласно части 2 статьи 39 Федерального закона от 12 апреля 2010 года N 61-ФЗ (в редакции от 3 июля 2016 года, с изменениями и дополнениями, вступившими в силу с 15 июля 2016 года) «Об обращении лекарственных средств» (далее — ФЗ «Об обращении лекарственных средств») для получения разрешения на проведение клинического исследования лекарственного препарата для медицинского применения заявитель, кроме иного, представляет в уполномоченный федеральный орган исполнительной власти: копию договора обязательного страхования, заключенного в соответствии с типовыми правилами обязательного страхования, с указанием предельной численности пациентов, участвующих в клиническом исследовании лекарственного препарата для медицинского применения.

В соответствии с частью 1 статьи 44 ФЗ «Об обращении лекарственных средств» организация, получившая разрешение на организацию проведения клинического исследования лекарственного препарата для медицинского применения, обязана в качестве страхователя страховать риск причинения вреда жизни, здоровью пациента в результате проведения клинического исследования лекарственного препарата для медицинского применения за свой счет путем заключения договора обязательного страхования.

В данном случае объектом обязательного страхования является имущественный интерес пациента, связанный с причинением вреда его жизни или здоровью в результате проведения клинического исследования лекарственного препарата для медицинского применения (часть 2 ст. 44 ФЗ «Об обращении лекарственных средств»).

Страховым случаем по договору обязательного страхования является смерть пациента или ухудшение его здоровья, в том числе влекущее за собой установление инвалидности, при наличии причинно-следственной связи между наступлением этого события и участием пациента в клиническом исследовании лекарственного препарата (часть 3 ст. 44 ФЗ «Об обращении лекарственных средств»).

Завершая разговор о страховании профессиональной ответственности медицинских работников, автор предлагает свою модель, которая может частично компенсировать отсутствие базового Федерального закона в рассматриваемой сфере.

Необходимо оговориться, что речь идет лишь о компенсациях пострадавшим пациентам в случае наличия некоторых из оснований освобождения медицинских организаций от гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный жизни (здоровью) больных.

По нормативному закреплению названные основания можно классифицировать следующим образом:

непосредственно предусмотренные нормами закона (ст.ст. 401, 1067, 1079, 1083 и 1098 ГК РФ);

иные основания (медицинская ошибка, несчастный случай, правомерный (профессиональный) врачебный риск и причинение вреда с согласия или по просьбе пациента).

Классификация по внутренней природе подразумевает выделение:

оснований объективного характера (крайнюю необходимость (ст. 1067 ГК РФ) и непреодолимую силу (ст.ст. 401, 1079 и 1098 ГК РФ));

оснований, обусловленных характером деяний пациентов (умысел потерпевшего (ст.ст. 1079 и 1083 ГК РФ), грубую неосторожность потерпевшего (ст. 1083 ГК РФ), нарушение правил пользования результатом услуги (ст. 1098 ГК РФ));

оснований, обусловленных характером деяний работников медицинских организаций (медицинскую ошибку, несчастный случай, правомерный (профессиональный) врачебный риск и причинение вреда с согласия или по просьбе пациента).

Вполне логично, что не должен подлежать обязательному страхованию вред, обусловленный характером деяний пациентов, а также причинение вреда с их согласия или по просьбе последних.

В соответствии с пунктом 10 части первой статьи 79 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» медицинская организация обязана осуществлять страхование на случай причинения вреда жизни и (или) здоровью пациента при оказании медицинской помощи согласно Федеральному закону.

Как следует из части 2 статьи 9 Закона РФ от 27 ноября 1992 года N 4015-1 (редакция от 3 июля 2016 года) «Об организации страхового дела в Российской Федерации» (далее — Закон РФ «Об организации страхового дела в Российской Федерации»), страховым случаем является совершившееся событие, предусмотренное договором страхования или законом, с наступлением которого возникает обязанность страховщика произвести страховую выплату страхователю, застрахованному лицу, выгодоприобретателю или иным третьим лицам.

Страховыми случаями должны стать причинение вреда пациентам в ситуациях крайней необходимости, непреодолимой силы, а также вследствие факторов, обусловленных характером деяний работников медицинских организаций (медицинской ошибки, несчастного случая, правомерного (профессионального) врачебного риска).

Грубая неосторожность пациента является основанием частичного освобождения медицинских организаций от гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный жизни и (или) здоровью граждан (пациентов) при оказании им медицинской помощи (медицинских услуг).

Таким образом, нами предлагается дополнить статью 98 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» частью пятой следующего содержания: «5. Основаниями полного освобождения медицинских организаций от гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный жизни и (или) здоровью граждан (пациентов) при оказании им медицинской помощи (медицинских услуг) являются: 1) крайняя необходимость; 2) непреодолимая сила; 3) умысел пациента; 4) нарушение пациентом правил пользования результатом медицинской услуги; 5) врачебная (медицинская) ошибка; 6) несчастный случай; 7) правомерный (профессиональный) врачебный риск; 8) причинение вреда с согласия или по просьбе пациента; 9) иные случаи отсутствия какого-либо условия (условий) возникновения гражданско-правовой ответственности (противоправности поведения, вреда, причинной связи между противоправным поведением и вредом, вины).

Грубая неосторожность пациента является основанием частичного освобождения медицинских организаций от гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный жизни и (или) здоровью граждан (пациентов) при оказании им медицинской помощи (медицинских услуг).

В случаях, предусмотренных подпунктами 1, 2, 4, 5-7 пункта 5 статьи 98 настоящего Закона, медицинская организация обязана застраховать свою ответственность перед пациентами в порядке, предусмотренном нормами Закон РФ «Об организации страхового дела в Российской Федерации».

 

 

 

Старичков М.Ю.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.