Правомерность участия студентов в оказании медицинской помощи в свете решения Европейского суда по правам человека

Doctor writing, canon 1Ds mark III

Принципиальным моментом в профессиональном становлении специалиста в области клинической медицины является его практическая подготовка. Медик, подготовленный только по книгам и муляжам, вряд ли может считаться квалифицированным специалистом.
Вместе с тем при обучении будущего врача и допуске его к пациентам неизбежно возникает вопрос о соблюдении баланса интересов пациента, связанных с обеспечением его качественной медицинской помощью, интересов государства, связанных с подготовкой квалифицированного медицинского работника, а также интересов самого обучаемого.

     Сегодня не вызывает сомнения тот факт, что пациент должен быть информирован относительно вовлечения студентов в процесс оказания ему медицинской помощи. Однако такое положение вещей существовало не всегда. По данным D.L. Cohen et al. (1987), в 1987 году лишь 37,5% всех больниц, в которых проходили обучение студенты, сообщали пациентам об этом факте. Будущие медики и сейчас в целом не торопятся сообщать пациентам о своем статусе. По информации A. Silver-Isenstadt, P.A. Ubel (1999), студенты в гораздо меньшей степени информируют пациентов о том, что не являются врачами, нежели того хотелось бы больным. При этом прошедшие клиническую практику студенты делают это еще реже. Не являются исключением, как сообщают P.A. Ubel et al. (2003), и такие сложные с этической точки зрения специальности, как, например, акушерство и гинекология, в особенности если известно, что пациент при проведении манипуляции будет находиться под наркозом.

       Несмотря на то, что, по данным множества исследователей (King et al., 1992; Bentham et al., 1999; D. Hajioff, M. Birchall, 1999; Townsend et al., 2003) участие студента в оказании медицинской помощи не вызывает возражений со стороны большей части пациентов, единичные случаи недовольства все же имеют место. Одна из таких жалоб стала предметом рассмотрения Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ).

    9 октября 2014 г. Европейским судом по правам человека было вынесено решение по делу «Коновалова против Российской Федерации». Истцом по данному делу выступила женщина, проживавшая в городе Санкт-Петербурге, которая по причине родов была доставлена в клинику Военно-медицинской академии им. Кирова. Как следует из материалов дела, по поступлении ей был вручен буклет, в котором, в частности, указывалось на то, что в данной организации сочетается обучение студентов и лечение. Во время пребывания в клинике она неоднократно погружалась в медикаментозный сон, осматривалась врачами, а затем была разрешена от бремени в присутствии студентов-медиков.

      Спустя несколько месяцев заявительница обратилась в ВМА им. Кирова с жалобой на то, что ей был причинен нематериальный ущерб, вызванный задержкой родов, которые проводились в присутствии студентов. В свою очередь ВМА им. Кирова отметила, что все проведенное лечение соответствовало установленным требованиям, а присутствие на родах студентов не имело никакого негативного эффекта на исход. Получив отказ, гражданка Коновалова обратилась в районный суд с идентичными требованиями. Судом была назначена экспертиза по делу, в ходе которой эксперт пришел к выводу, что лечение было адекватно и своевременно, женщина была внимательно обследована докторами, которые поставили верный диагноз и правильно спланировали роды. Медикаментозный сон был также необходим с учетом общего уровня ее усталости и рано начавшихся схваток. Эксперт отметил, что роды являются стрессом для каждой женщины и присутствие на них студентов даже во время второй фазы, когда женщина сфокусирована преимущественно на физической активности, не может негативно сказаться на течении данного процесса. Кроме того, ничто не свидетельствует о том, что роды задерживались умышленно для обеспечения учебной деятельности. 25 ноября 2003 г. Выборгский районный суд отклонил жалобу заявительницы. В своем решении суд основывался на вышеуказанном заключении эксперта, отметив, что качество лечения было адекватным. Кроме того, суд обратил внимание, что в соответствии с национальным законодательством, действовавшим в тот момент, согласия пациента на присутствие студентов в письменной форме не требуется. Суд пришел к выводу, что заявительница была информирована надлежащим образом в тот момент, когда ей был передан буклет, содержащий исчерпывающую информацию, в том числе относительно возможного присутствия студентов во время ее лечения. В мае 2004 г. городской суд Санкт-Петербурга оставил решение районного суда в силе.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.