Персонифицированный учет в ФЗ «ОБ ОСНОВАХ ОХРАНЫ ЗДОРОВЬЯ ГРАЖДАН В РФ» и «ОБ ОБЯЗАТЕЛЬНОМ МЕДИЦИНСКОМ СТРАХОВАНИИ В РФ»

АНАЛИТИЧЕСКИЙ ОБЗОР

Автор: О.И. КОРНЕЕВА

Корнеева Ольга Игоревна, аспирантка кафедры основ законодательства в здравоохранении факультета управления и экономики здравоохранения Первого Московского государственного медицинского университета им. И.М. Сеченова.

ОМСВ статье, основанной на сравнительном рассмотрении положений, определяющих и характеризующих персонифицированный учет при осуществлении медицинской деятельности, включая сферу обязательного медицинского страхования, представлена попытка согласования норм законодательства в области охраны здоровья и законодательства об обязательном медицинском страховании в части ведения данного учета в медицинской деятельности.

Сегодня успешное функционирование медицинских учреждений во многом определяет информационное обеспечение, базирующееся в первую очередь на законодательстве в сфере охраны здоровья, в частности на Федеральных законах (ФЗ) «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» от 21.11.2011 N 323-ФЗ (в дальнейшем — ФЗ N 323) и «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации» от 29.11.2010 N 326-ФЗ (в дальнейшем — ФЗ N 326).

Названные ФЗ (N 323 и 326) отличают новеллы, представляющие сведения о персонифицированном учете (ПУ) — своего рода многофункциональном инструменте, обеспечивающем в сфере охраны здоровья осуществление контроля качества и безопасности медицинской деятельности.

В настоящем сообщении, основанном на сравнительном рассмотрении положений, определяющих и характеризующих ПУ при осуществлении медицинской деятельности, в том числе и в сфере обязательного медицинского страхования (ОМС), представлена попытка согласования норм законодательства в области охраны здоровья и законодательства об ОМС в части ведения данного учета в медицинской деятельности.

  1. Представление сведений о ведении ПУ в анализируемых ФЗ.

Если в ФЗ N 323 о ведении ПУ говорится только в одной главе (12 ), посвященной организации контроля в сфере охраны здоровья, в 5 ее статьях — 87, 91, 92-94, то в ФЗ N 326 — ведение ПУ представлено как в отдельной (специальной) главе (10) «Организация персонифицированного учета в сфере обязательного медицинского страхования», в 5 ее статьях — 43-44,47-49, так еще и в 4 других главах — 2,4,6,8 (в 7 статьях — 6-7,16,20,33-34,38).

Тем самым сравнение вышеназванных ФЗ позволяет признать приоритет ФЗ N 326 в части представления информации о ведении ПУ (12 статей ФЗ N 326 против 5 ФЗ N 323). Возможно, это связано с тем, что ФЗ N 326 заявил о ПУ несколько ранее ФЗ N 323. Все-таки ведение ПУ — новая страница в деле оказания медицинской помощи в нашей стране.

  1. Определение ПУ.

Обращение к текстам ФЗ N 323 и 326 показывает, что в них используется один и тот же термин — «персонифицированный учет». Но в каждом из анализируемых ФЗ этот термин представляется по-разному.

Так, в ФЗ N 326 под термином «персонифицированный учет» подразумевается «персонифицированный учет в сфере обязательного медицинского страхования». Согласно определению, данному в ч. 1 ст. 43 ФЗ N 326, — это «организация и ведение учета сведений о каждом застрахованном лице в целях реализации прав граждан на бесплатное оказание медицинской помощи в рамках программ обязательного медицинского страхования».

ПУ, согласно ФЗ N 323 (ч. 1 ст. 92), также имеет определенную привязку — «при осуществлении медицинской деятельности», и представляет собой «обработку персональных данных о лицах, которые участвуют в оказании медицинских услуг, и о лицах, которым оказываются медицинские услуги».

Из сравнения приведенных определений следует, что ФЗ N 326, в отличие от ФЗ N 323, во-первых, заявляет об обязательности ведения ПУ в отношении каждого застрахованного лица; во-вторых, связывает ПУ с «организацией и ведением учета сведений»; в-третьих, распространяет ПУ только на одну категорию — «застрахованные лица»; в-четвертых, указывает цели ПУ — «реализация прав граждан на бесплатное оказание медицинской помощи в рамках программ обязательного медицинского страхования»; в-пятых, ограничивает ведение ПУ исключительно сферой ОМС; в-шестых, привязывает ПУ к оказанию медицинской помощи (в ФЗ N 323 — говорится о медицинской услуге).

А можно ли вообще сравнивать эти два варианта ПУ? Находятся ли они в одной, подходящей для полноценного сравнительного анализа «плоскости»? Разве цель ПУ в условиях ОМС должна разительно отличаться от цели ПУ при осуществлении медицинской деятельности? Ведь, по сути, и ФЗ N 323, и ФЗ N 326 регулируют одни и те же отношения — возникающие в сфере охраны здоровья граждан в РФ. Кроме того, законодательство об ОМС (ч. 1 ст. 2 ФЗ N 326) состоит в том числе из ФЗ N 323 (причем в ч. 1 ст. 2 ФЗ N 326 среди базовых ФЗ оно упоминается первым). Да и все-таки смысл существования ОМС — реализация прав граждан на оказание (причем бесплатное) медицинской помощи (в рамках программ ОМС).

Если согласиться с тем, что формулировка «персонифицированный учет при осуществлении медицинской деятельности» полностью «поглощает» формулировку «персонифицированный учет в сфере обязательного медицинского страхования», то используемые в ФЗ N 326 и в ФЗ N 323 варианты ПУ — по сути один и тот же, связанный с ПУ при осуществлении медицинской деятельности. Об этом, кстати, говорит и использование в ФЗ N 323 и 326 одного термина — «персонифицированный учет».

В таком случае, исходя из положения, изложенного в ч. 2 ст. 3 ФЗ N 323, определение ПУ, данное в ФЗ N 326, заслуживает своей коррекции, так как противоречит норме ФЗ N 323. ПУ в ФЗ  N 326, если и должно отличаться от упоминаемого в ФЗ N 323, то не принципиально, а в соответствии (применительно к сфере ОМС) с решаемыми данным ФЗ задачами.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.