Основания отказа судов в удовлетворении исков о некачественном лечении, заявленных пациентами в сфере стоматологии

Следует отметить, что в целом судебная практика по так называемым «медицинским делам» является разнородной и в ряде случаев противоречивой.

Некоторые исследователи-медики даже считают, что «все судьи являются пациентами врачей-стоматологов, но среди судей нет ни одного врача-стоматолога, потому изначально любой судья стоит на стороне пациента».

Однако это субъективное мнение, абсолютно не соответствующее действительности: судами достаточно часто принимаются решения не в пользу пациентов (при наличии к тому законных оснований).

Как правило, суды отказывают в удовлетворении «медицинских» исков по следующим причинам:

— непредоставление пациентом объективных доказательств, подтверждающих несвоевременное или некачественное оказание ответчиком медицинской помощи (услуг) или противоправность его действий; — неустановление в ходе судебного разбирательства факта наличия причинно-следственной связи между действиями ответчика и повреждением здоровья истца; — иные основания, установленные в ходе рассмотрения предъявленного иска. Как указано выше, одним из оснований отказа в удовлетворении заявленных исков является непредоставление пациентом объективных доказательств, подтверждающих несвоевременное и некачественное оказание ответчиком медицинских услуг.

Согласно описательной части решения Лениногорского городского суда Республики Татарстан от 22 июня 2011 года по делу N 2-645, истица обратилась в суд с требованиями о возврате денежных средств, взыскании неустойки за нарушение срока оказания услуги, неустойки за невыполнение требований потребителя, компенсации морального вреда.

Письменный договор оказания платных медицинских услуг истице не был выдан, хотя она его подписала. Кроме того, истица якобы оплатила в кассу медицинского учреждения денежные средства в размере …, однако ей, в нарушение правил предоставления платных медицинских услуг населению медицинскими учреждениями …, кассовый чек или копия бланка, подтверждающего прием наличных денег, не был выдан, истица расписалась в журнале о внесении денежных средств.

В установленный соглашением срок зубопротезирование истице якобы не было произведено, и только … истице была оказана медицинская услуга. Однако работа врачей оказалась некачественной, о чем она сообщила в стоматологический кабинет, вследствие чего через два дня, …, протезы сняли, причинив ей дополнительную физическую боль. Более двух недель истице пришлось принимать успокаивающие боль лекарства, анальгетики, потому что один зуб очень сильно болел.

Согласно вышеуказанному судебному решению «объективные доказательства, подтверждающие объяснения истицы о несвоевременном и некачественном предоставлении ответчиком услуг по зубопротезированию, в материалах дела отсутствуют и истицей суду не представлены; ответчик данные обстоятельства категорически отрицает, указывая, что истица действительно несколько раз обращалась к ним в клинику для получения бесплатных консультаций, знакомилась с прейскурантом цен, но договор не подписывала, каких-либо средств в кассу не вносила.

В настоящее время истице оказаны услуги по зубопротезированию в стоматологической поликлинике.., и установить наличие нарушения прав потребителя со стороны ответчика не представляется возможным.

В судебном заседании истица не смогла назвать фамилию врача, который, по ее утверждению, оказывал услуги по зубопротезированию.

Никто из допрошенных в судебном заседании свидетелей лично при передаче денежных средств и оказании истице услуг по зубопротезированию не присутствовал.

При таких обстоятельствах суд пришел к выводу, что исковые требования удовлетворению не подлежат».

По делу N 2-3009/2011, рассмотренному 27 декабря 2011 года Адлерским районным судом г. Сочи Краснодарского края, пациент обратился с исковым заявлением к медицинской организации (далее — Клиника) о защите прав потребителей, в котором просит взыскать с ответчика … рублей за протез, который он фактически не получил, … рублей за два опиленных зуба, … рублей за обломанный имплант, … рублей в качестве компенсации морального вреда и за обман и … рублей за рентген.

Из пояснений истца, в Клинике ему были установлены протезы ненадлежащего качества, которые причиняли ему дискомфорт и боль и которые постоянно ломались. Также врач … самовольно опилил ему два нижних передних зуба и сломал имплант, установленный в другой клинике…

Как пояснил ответчик, перед началом лечения с пациентом была оговорена вся процедура лечения и виды применяемых материалов, ему объяснили очередность протезирования и установки импланта. Протез был надлежащего качества, доводы пациента о том, что ему якобы без его разрешения подпиливали два нижних зуба, являются надуманными, так как в связи с возрастными изменениями у него произошло стирание всех зубов на нижней челюсти. Истцу неоднократно выполнялись ремонт штифтов, которые являются расходной частью, и их замена. Далее у него обломился один из имплантов, установленный в другой клинике, за качество которого ответчик ответственности не несет.

Согласно мотивировочной части вышеуказанного решения суда, «…в ходе судебного разбирательства не были представлены доказательства, бесспорно подтверждающие наличие существенных недостатков протеза, изготовленного в Клинике для истца, а представленные ответчиком доказательства свидетельствуют о том, что сам истец неправильно эксплуатировал протез.

Также истцом не было представлено доказательств того, что два нижних передних зуба были у него опилены, а не произошло их возрастное стирание, как указывает на то ответчик.

Ни истец, ни ответчик не отрицали, что у пациента обломался один из имплантов, установленных в другой клинике. Однако, как пояснил представитель ответчика, Клиника не может нести ответственность за качество данного импланта. Истцом не было представлено доказательств того, что поломка импланта была вызвана действиями ответчика, а потому исковые требования пациента и в этой части суд находит не подлежащими удовлетворению.

С учетом вышеизложенного исковые требования пациента не подлежат удовлетворению в полном объеме в связи с недоказанностью обстоятельств, на которых истец основывает свои требования».

В соответствии с решением Первомайского районного суда г. Ростова-на-Дону от 27 августа 2012 года по делу N 2-1897/2012 «истицей суду не представлено никаких доказательств, отвечающих принципам допустимости и относимости, того, что ответчиком была оказана некачественная медицинская стоматологическая услуга, а именно: произошла ошибка при лечении зуба, либо лечение зуба производилось не в соответствии со стандартами качества и отклонениями в лечении, что привело к нежелательным последствиям.

Наличие боли, на которую указывает истица, объективно ничем не подтверждено, рентгенограмма зуба также не выявила никаких изменений, в том числе негативных, позволяющих судить о возможном неправильном лечении и, как следствие, наличии болезненных ощущений у истицы…

Таким образом, анализ имеющихся доказательств позволяет сделать вывод о том, что медицинские услуги истице со стороны ответчика были оказаны надлежащего качества, доказательств обратного суду не представлено. Исходя из указанного, вины ответчика в причинении убытков истице не имеется».

Согласно мотивировочной части апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда по делу N 33-19798/2012 от 2 октября 2012 года, «…разрешая возникший спор, суд первой инстанции обосновал свои выводы тем, что доказательств, подтверждающих, что врачами … допущены нарушения, повлекшие причинение вреда здоровью … либо оказаны медицинские услуги ненадлежащего качества, суду не представлено.

С подобным выводом суда согласна и судебная коллегия, считая постановленное по делу решение обоснованным.

Поскольку достоверных доказательств выполнения ответчиком некачественной стоматологической помощи … не представлено и не добыто, в удовлетворении исковых требований отказано обоснованно…».

Как следует из апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Томского областного суда от 17 февраля 2015 года по делу N 33-502/2015, «отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции (прим. автора — Советский районный суд г. Томска в решении от 17 ноября 2014 года), руководствуясь вышеприведенными нормами закона, правомерно исходил из отсутствия допустимых и бесспорных доказательств, подтверждающих некачественное оказание медицинских услуг ответчиком, связанных с лечением и зубным протезированием истца».

Вместе с тем имеются иные точки зрения судов по поводу необходимости предоставления истцом (пациентом) в ходе процесса доказательств вины ответчика (медицинской организации).

Согласно мотивировочной части апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 12 мая 2012 года по делу N 33а-1343 «в гражданском праве действует принцип генерального деликта, согласно которому причинение вреда одним лицом другому само по себе изначально признается противоправным и виновным, если не доказано обратное, и влечет обязанность возместить этот вред, а медицинский работник и медицинское учреждение освобождаются от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение медицинской услуги, если докажут, что неисполнение или ненадлежащее исполнение произошло вследствие непреодолимой силы или по иным основаниям, предусмотренным законом (в том числе по вине пациента).

Таким образом, для освобождения от ответственности причинителя вреда необходимо наличие доказательств, безусловно свидетельствующих об отсутствии вины медицинского учреждения — только в этом случае медицинское учреждение не подлежит деликтной ответственности, а во всех других случаях вина медицинского работника и медицинского учреждения за неисполнение или ненадлежащее исполнение медицинской услуги должна считаться установленной, независимо от того, имеются ли в материалах дела собственно доказательства вины ответчика».

По некоторым из дел в удовлетворении исковых требований отказывается в связи с неустановлением факта наличия причинно-следственной связи между действиями ответчика и повреждением здоровья истца.

Так, в соответствии с решением Кировского районного суда г. Перми от 12 февраля 2015 года по делу N 2-4/2015 «суд, оценив в совокупности показания свидетелей, медицинские документы, экспертное заключение, считает, что эти доказательства не позволяют признать установленным факт наличия причинно-следственной связи между действиями ответчика и повреждением здоровья истца…

Истцом не представлено достоверных доказательств того, что причиной ухудшения состояния здоровья… является некачественное выполнение стоматологических услуг ответчиком.

В то же время экспертное заключение, оцененное в совокупности с иными имеющимися доказательствами по делу, которое не противоречит и согласуется с другими доказательствами, а именно с медицинскими документами …, показаниями свидетелей, не позволяет суду прийти к выводу о том, что действия ответчика по оказанию медицинских услуг … привели к нарушению его прав и повреждению здоровья».

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Тульского областного суда от 14 мая 2015 года по делу N 33-1328 отменено решение Алексинского городского суда Тульской области от 14 января 2015 года и принято по делу новое решение, которым исковые требования удовлетворены частично.

Данное решение принято согласно предусмотренным пунктами 2, 3 части 1 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса РФ основаниям: недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела.

Так, «…вывод суда о наличии причинно-следственной связи между действиями врача-стоматолога … и наступившими последствиями в виде удаления у истицы <…> зуба не основан на материалах дела в объеме собранных и исследованных судом первой инстанции доказательств.

При таких обстоятельствах решение суда первой инстанции, основанное на ошибочных выводах о том, что некачественное оказание услуг повлекло удаление зуба, подлежит отмене…».

Согласно мотивировочной части определения судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда от 13 августа 2015 года по делу N 33-4073/2015, оставившей в силе решение нижестоящего суда об отказе в удовлетворении иска пациентки зубоврачебной клиники, «совокупность исследованных в ходе рассмотрения дела доказательств не свидетельствует о некачественном оказании стоматологических услуг, наличии причинно-следственной связи между действиями (бездействием) врача З. и снижением остроты зрения у пациента, а также причинении истцу нравственных и физических страданий по вине ответчика в результате проведенного им лечения.

При этом судебная коллегия полагает необходимым отметить, что оказание медицинской помощи является специфическим видом деятельности, проведение медицинских мероприятий, даже при условии их точного соответствия установленным нормам и правилам, медицинским показаниям, не может гарантировать полного выздоровления или иного ожидаемого пациентом результата, поскольку действенность оказанной медицинской помощи зависит не только от выбранной тактики лечения и действий медицинского персонала, но и от индивидуальных особенностей организма, условий жизнедеятельности, иных, не поддающихся точному прогнозированию и учету, обстоятельств.

Поэтому само по себе наступление вреда здоровью пациента не является основанием для возмещения вреда, если действия медицинского персонала соответствовали медицинским показаниям, правильно выбранной тактике лечения, производились в соответствии с установленными нормами и правилами».

В ряде случаев одним из оснований отказа стало непредоставление истцом (пациентом) доказательств противоправности действий ответчика (медицинской организации).

Так, согласно описательной части решения Волжского городского суда Волгоградской области от 23 июля 2013 года по делу N 2-1019/13 истица заявила, что, по ее мнению, «…лечение было произведено некачественно, поскольку после того как <…> 2012 года ей была поставлена постоянная пломба, через месяц ее стали беспокоить болевые ощущения в зубе N <…>, а когда она обратилась в ГБУЗ «…», то было установлено наличие в зубе N <…> инородного тела, о чем она своевременно информирована не была».

Как следует из консультативного заключения специалистов ГБУЗ, «…на рентгенограмме в корневом канале 23 наличие фрагмента эндодонтического инструмента».

В соответствии с заключением проведенной по определению Волжского городского суда судебно-медицинской экспертизы «поломка эндодонтического инструмента относится к общеизвестным осложнениям, возникающим в процессе эндодонтического лечения зубов. Частота поломки инструментов в стоматологической практике доходит до 6%. У любого практикующего врача-стоматолога возможно такое осложнение».

Согласно мотивировочной части описываемого судебного решения «суд приходит к выводу, что истцом не представлены доказательства, что оказанная ей стоматологическая помощь была оказана неквалифицированно, некачественно, то есть не доказано то обстоятельство, что ответчик является причинителем вреда, а также противоправность действий ответчика в проведенном лечении, наличие причинно-следственной связи между действиями ответчика и возникшей необходимостью проведения дополнительного лечения в других клиниках, с учетом того что данное обращение было инициативой самой истицы».

В удовлетворении указанного иска о взыскании материального ущерба, компенсации морального вреда, а также расходов по делу судом отказано.

 

Старичков М.Ю.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.