О практике рассмотрения судами гражданских дел по искам пациентов об отказе медицинских учреждений в оказании им медицинской помощи

Согласно части 1 статьи 41 Конституции Российской Федерации, каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь.

Поэтому реализация медицинской организацией в соответствии с пунктом 2 статьи 782 ГК РФ своего права на отказ от исполнения договора (если она имеет реальную возможность оказать медицинские услуги) неприемлема не только с нравственных позиций и правил медицинской этики, но и в свете того, что подобные действия грубо нарушают конституционные права граждан на охрану здоровья.

В законодательстве некоторых зарубежных стран не только недопустимым является немотивированный отказ от медицинской помощи, но даже особо оговариваются случаи ее вынужденной задержки.

Так, согласно статье 18 Закона Исландии о правах пациентов N 74/1997 от 28 мая 1997 года, «если пациент должен ждать лечения, заинтересованный врач должен объяснить причины задержки и предоставить пациенту информацию о предполагаемом времени ожидания. Если есть возможность получить необходимое лечение раньше, но в другом месте, пациент должен быть проинформирован об этой возможности» (ст. 18 вышеуказанного Закона).

«Чего стоит хотя бы закрепленное в пункте 2 статьи 782 ГК РФ право исполнителя на односторонний отказ от исполнения договора, — сетуют некоторые авторы, — которое не только не соответствует публичной природе договора на медицинское обслуживание (ст. 426 ГК РФ), законодательству о защите прав потребителя, правилам медицинской этики и деонтологии, но и противоречит конституционному праву граждан на охрану здоровья и медицинскую помощь».

Указанная точка зрения подтверждается Определением Конституционного Суда Российской Федерации N 115-О от 6 июня 2002 года «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Мартыновой Евгении Захаровны на нарушение ее конституционных прав пунктом 2 статьи 779 и пунктом 2 статьи 782 Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Определение).

Так, согласно данному Определению, «иное, т.е. признание права медицинского учреждения на односторонний отказ от исполнения обязательств, при том что у него имеется возможность оказать соответствующие услуги, не только приводило бы к неправомерному ограничению конституционного права на охрану здоровья и медицинскую помощь, но и означало бы чрезмерное ограничение (умаление) конституционной свободы договора для гражданина, заключающего договор об оказании медицинских услуг, создавало бы неравенство, недопустимое с точки зрения требования справедливости, и, следовательно, нарушало бы предписания статей 34, 35 и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации».

По сути, только объективная невозможность оказания медицинской помощи (услуг), установление факта, что они принесут вред жизни (здоровью) пациента или могут содержать в себе неоправданный риск наступления подобных последствий, являются основанием для отказа исполнителя (конкретной медицинской организации) от выполнения своих обязательств.

В Определении Конституционного Суда Российской Федерации N 115-О от 6 июня 2002 года справедливо подчеркивается, что «специфика отношений по оказанию медицинских услуг, обусловленная их непосредственной связью с такими благами, как жизнь и здоровье, требует установления в рамках специального регулирования более детальных правил, регламентирующих предоставление гражданам медицинской помощи в различных формах».

Принимая во внимание вышеизложенное, полагаем необходимым изменить название главы 39 ГК РФ, изложив ее в следующей редакции: «Возмездное оказание услуг. Договор оказания медицинских услуг».

Одновременно в статью 779 данной главы «Договор возмездного оказания услуг» возможно включить пункт следующего содержания: «3. Особенности договора оказания медицинских услуг определяются положениями настоящего Кодекса и законодательства Российской Федерации в сфере охраны здоровья граждан».

С учетом особенностей исполнения рассматриваемого договора в статью 782 ГК РФ «Односторонний отказ от исполнения договора возмездного оказания услуг» целесообразно поместить пункт 3 следующего содержания: «3. Односторонний отказ от исполнения обязательств по договору оказания медицинских услуг с полным возмещением заказчику (пациенту) причиненных убытков может иметь место лишь в случаях письменно подтвержденной исполнителем (медицинской организацией) реальной невозможности выполнить свои обязательства по данному договору либо когда по медицинским показателям она принесет вред жизни (здоровью) пациента или может содержать в себе неоправданный риск наступления подобных последствий.

Заказчик (пациент) вправе обжаловать указанные действия в суде в установленном порядке».

Но нельзя забывать, что далеко не во всех случаях медицинская организация, согласно общим правилам публичного договора, может оказывать любые медицинские услуги каждому гражданину.

Не требует лишних доказательств точка зрения Н.К. Елиной по поводу того, что медицинское учреждение вправе отказаться от оказания медицинской услуги, «которая по мнению медицинского работника не только не целесообразна и не разумна, но и опасна для пациента».

Поэтому на медицинские организации не могут распространяться во всех случаях положения пункта 3 статьи 426 ГК РФ по поводу недопущения их отказа от оказания медицинских услуг при наличии возможности их предоставить.

С учетом проведенного анализа предлагается внести изменения в пункт 3 статьи 426 ГК РФ, изложив его в следующей редакции: «3. Отказ коммерческой организации от заключения публичного договора при наличии возможности предоставить потребителю соответствующие товары, услуги, выполнить для него соответствующие работы не допускается.

Отказ медицинской организации от заключения договора оказания медицинских услуг допускается лишь в случае, когда желаемая пациентом услуга ею вообще не оказывается, либо по медицинским показателям она принесет вред жизни (здоровью) пациента или может содержать в себе неоправданный риск наступления подобных последствий.

При необоснованном уклонении коммерческой организации от заключения публичного договора или медицинской организации от заключения договора оказания медицинских услуг применяются положения, предусмотренные пунктом 4 статьи 445 настоящего Кодекса».

Возникает резонный вопрос о степени распространенности противозаконного отказа в оказании медицинских услуг в практической деятельности отечественных учреждений здравоохранения.

Согласно некоторым данным, среди общего массива жалоб граждан в территориальные фонды медицинского страхования за разные годы цифра таких обращений по фактам отказов колеблется от 4 до 8%.

Судами рассматривались иски как к медицинским организациям о понуждении оказания медицинской помощи, так и связанные с этим исковые заявления граждан (например, к учреждениям социальной защиты населения о постановке на учет на бесплатное зубопротезирование).

Так, 21 апреля 2015 года Дзержинским районным судом города Нижнего Тагила Свердловской области по делу N 2-592/2015 удовлетворен иск пациента о признании отказа в получении и оказании ему ортопедической помощи незаконным и понуждении в ее оказании.

Согласно описательной части указанного решения «между пациентом и стоматологической поликлиникой заключены договоры на оказание стоматологических платных услуг, проведение услуг поручено врачу Н.

Составлен план протезирования, пациентом уплачено *** рублей в качестве аванса за оплату услуг по ортопедии (протезированию).

Фактически пациенту врачом Н. были оказаны следующие услуги: консультация, снятие 3 коронок, подготовка под штифтовкладку, снятие рентгеновского снимка.

Судом установлено и не оспаривается ответчиком, что в дальнейшем истцу услуги учреждением не оказывались.

Уведомлением главного врача поликлиники договор, заключенный между поликлиникой и пациентом, расторгнут в связи с существенными изменениями пункта 1 договора и на основании статьи 782 ГК РФ. В качестве основания указали, что исполнить обязательства по протезированию не представляется возможным в связи с увольнением врача Н.

Указанное уведомление не может быть признано законным и обоснованным, поскольку в случае увольнения лечащего врача учреждение обязано предоставить иного врача для оказания услуг.

*** года поликлиникой вынесен приказ N *** об отказе в ортопедических услугах истца. В качестве правового основания указали пункт 3 статьи 70 ФЗ от 21.11.2011 «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации».

Для защиты своих нарушенных прав истец обращался неоднократно в различные учреждения, в том числе в прокуратуру области и города Нижнего Тагила.

Как следует из ответа прокурора …, по результатам проведения проверки по обращению истца в порядке статьи ФЗ «О прокуратуре РФ» принесен протест на незаконный ненормативный правовой акт. Кроме этого, прокурором …, в порядке ст. ФЗ «О прокуратуре РФ», внесено представление об устранении нарушений закона…

Судом установлено и подтверждено представителем ответчика в судебном заседании, что указанный приказ был в дальнейшем отменен, что в силу статьи 68 ГПК РФ не подлежит доказыванию…

Согласно статье 19 Федерального закона Российской Федерации от 21 ноября 2011 года N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» каждый имеет право на медицинскую помощь (часть 1); каждый имеет право на медицинскую помощь в гарантированном объеме, оказываемую без взимания платы в соответствии с программой государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи, а также на получение платных медицинских услуг и иных услуг, в том числе в соответствии с договором добровольного медицинского страхования (часть 2); пациент имеет право на выбор врача и выбор медицинской организации в соответствии с настоящим Федеральным законом (п. 1 части 5).

В соответствии с пунктом 3 статьи 70 Федерального закона Российской Федерации от 21 ноября 2011 года N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» лечащий врач по согласованию с соответствующим должностным лицом (руководителем) медицинской организации (подразделения медицинской организации) может отказаться от наблюдения за пациентом и его лечения, а также уведомить в письменной форме об отказе от проведения искусственного прерывания беременности, если отказ непосредственно не угрожает жизни пациента и здоровью окружающих. В случае отказа лечащего врача от наблюдения за пациентом и лечения пациента должностное лицо (руководитель) медицинской организации (подразделения медицинской организации) должно организовать замену лечащего врача.

Не может быть принят во внимание довод ответчика, что в силу пунктов 1, 3 статьи 70 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» учреждение может отказать в предоставлении услуги в связи с тем, что все врачи учреждения отказались от предоставления услуг, о чем имеются их письменные заявления, поскольку не имеет правовых оснований и противоречит требованиям закона.

На основании вышеуказанных законодательных норм любая медицинская организация, оказывающая медицинские услуги, вне зависимости от формы собственности, организационно-правовой формы, в том числе медицинская организация, оказывающая только стоматологические услуги, не имеет права отказать пациенту в оказании медицинской помощи.

При этом не имеет правового значения, нарушает ли пациент общественный порядок, имеются ли конфликтные и неприязненные отношения с сотрудниками учреждения. В этом случае последние при необходимости в установленном законом порядке вправе решать вопрос о принятии мер реагирования путем обращения в правоохранительные органы, в суд за защитой нарушенных прав, но не лишать возможного правонарушителя права на получение медицинской помощи и медицинских услуг.

В соответствии со статьей 4 ФЗ от 21.11.2011 N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» одним из основных принципов охраны здоровья является недопустимость отказа в оказании медицинской помощи.

Исходя из изложенного отказ в оказании ортопедической помощи истцу со стороны ответчика является незаконным.

Поскольку у организации ответчика не имелось оснований для отказа пациенту в оказании медицинской помощи, а в настоящее время договор об оказании услуг не расторгнут, то на стоматологическую поликлинику судом возложена обязанность устранить допущенные нарушения прав пациента путем оказания ему ортопедической помощи».

Определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 17 сентября 2014 года по делу N 33-12842/2014 оставлена без удовлетворения апелляционная жалоба на решение Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 22 мая 2014 года по гражданскому делу N 2-2885/2014 по заявлению о признании незаконным решения отдела социальной защиты населения Администрации … района Санкт-Петербурга по снятию с учета и отказу в постановке на учет на бесплатное зубопротезирование, обязании устранить допущенные нарушения, взыскании судебных расходов.

В соответствии с описательной частью данного судебного решения «…статьей 3 Закона Санкт-Петербурга от 10.10.2005 N 487-73 «О льготном обеспечении лекарственными средствами и бесплатном зубопротезировании отдельных категорий жителей Санкт-Петербурга» установлено, что право на бесплатное зубопротезирование (за исключением изготовления и ремонта зубных протезов из драгоценных металлов, металлокерамических и других дорогостоящих материалов, приравненных по стоимости к драгоценным металлам) предоставляется следующим категориям граждан, местом жительства которых является Санкт-Петербург: лицам, являющимся в соответствии с федеральным законодательством и законодательством Санкт-Петербурга получателями ежемесячной или ежегодной денежной выплаты, а также ежемесячных пожизненных компенсационных выплат и имеющим доход на одного человека в семье ниже двукратной величины прожиточного минимума, установленного в Санкт-Петербурге в расчете на душу населения.

Вместе с тем, согласно реестру лиц, прошедших зубопротезирование с 24.04.2007 по 15.05.2007, заявителю были оказаны услуги по бесплатному зубопротезированию, т.е. было исполнено перед ним обязательство Санкт-Петербурга по оказанию названной бесплатной медицинской помощи.

Такое оказание помощи не лишает заявителя права на предоставление бесплатной медицинской помощи, но уже на общих основаниях, без учета особенностей, установленных абзацем 2 статьи 3 Закона Санкт-Петербурга от 10.10.2005 N 487-73.

Кроме того, установлено, что среднемесячный доход заявителя за три месяца, предшествовавших обращению в отдел социальной защиты, составил -…, что более двукратного размера прожиточного минимума, установленного на тот момент времени в Санкт-Петербурге …».

В некоторых случаях, при отказе медицинской организации оказать определенные услуги спустя некоторое время после начала медицинского вмешательства, пациенты в исковом порядке требуют взыскания убытков, связанных с лечением по устранению недостатков оказанной услуги; расходов по оплате юридических услуг, компенсации морального вреда, а также уплаты штрафа за неисполнение в добровольном порядке требований потребителя.

Так, согласно описательной части решения Лефортовского районного суда г. Москвы от 27 мая 2014 года по делу N 2-2406/2014, истица «…заключила с ООО «…» договор на оказание стоматологической услуги по установке импланта и дальнейшей установке коронки…было проведено хирургическое лечение по установке импланта.

После проведения данных процедур ей были оплачены денежные средства в размере …, что также подтверждается кассовым чеком.

После проведенных процедур, по мнению истицы, ей было необходимо устанавливать коронку, но сотрудники ООО «…» всячески уклонялись от исполнения своих обязательств по дальнейшему предоставлению стоматологических услуг по непонятным для нее обстоятельствам».

Как следует из мотивировочной части решения суда, «…ООО «…» прекратило оказание стоматологических услуг, ссылаясь на то, что О. якобы сама в устной форме отказалась от их услуг, что является не состоятельным.

Вместе с тем если бы она сама отказывалась от предоставления ей стоматологических услуг по установке зубной коронки, то ООО «…», в свою очередь, должно было соблюдать процедуру добровольного отказа пациента от медицинского вмешательства, но данной процедуры проведено не было.

При обращении в ООО «…» истица надеялась получить квалифицированную помощь, а вместо этого врачи оказали ей услугу по установке зубной коронки ненадлежащего качества, что нарушает ее права как потребителя».

Указанным судебным решением требования истца частично удовлетворены.

Таким образом, судебная практика исходит из недопустимости необоснованного отказа учреждения здравоохранения в предоставлении пациенту медицинской помощи (услуги).

Исключения из этого правила могут составить лишь случаи, когда больной сам, согласно положениям статьи 20 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», добровольно отказался от медицинского вмешательства, подписав соответствующий документ в требуемой законодательством форме.

Однако в подобной ситуации гражданин вряд ли обращается в суд с исковыми требованиями, поскольку отсутствует повод для подобных претензий с его стороны.

Кроме того, как утверждают некоторые авторы, «односторонний отказ допускается и со стороны медицинского учреждения в случае нарушения пациентом правомерных требований лечебного учреждения и режима оказания медицинской помощи».

Не следует забывать и про теоретическую возможность объективной невозможности оказания медицинских услуг по договору, в связи с тем что они принесут вред жизни (здоровью) пациента или могут содержать в себе неоправданный риск наступления подобных последствий.

 

 

Старичков М.Ю.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.