Гражданско-правовые споры в сфере косметологических услуг

Косметология как terra incognita отечественного законодательства

Несмотря на обилие так называемых «клиник красоты» в России, косметология по-прежнему в правовом смысле остается terra incognita сферы медицинского права.

С точки зрения действующего права ее невозможно в полной мере отнести даже к медицинским услугам…

Так, в пункте 4 части 1 статьи 2 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» законодатель раскрывает понятие медицинских услуг как медицинское вмешательство или комплекс медицинских вмешательств, направленных на профилактику, диагностику и лечение заболеваний, медицинскую реабилитацию и имеющих самостоятельное законченное значение.

Иных легальных определений рассматриваемого вида услуг не дано более ни в едином законодательном акте.

Согласно пункту 2 части 1 статьи 149 Налогового кодекса Российской Федерации к медицинским услугам (естественно, с точки зрения целей налогообложения) относятся: услуги, определенные перечнем услуг, предоставляемых по обязательному медицинскому страхованию; услуги, оказываемые населению, по диагностике, профилактике и лечению независимо от формы и источника их оплаты по перечню, утверждаемому Правительством Российской Федерации; услуги по сбору у населения крови, оказываемые по договорам с медицинскими организациями, оказывающими медицинскую помощь в амбулаторных и стационарных условиях; услуги скорой медицинской помощи, оказываемые населению; услуги по дежурству медицинского персонала у постели больного; услуги патолого-анатомические; услуги, оказываемые беременным женщинам, новорожденным, инвалидам и наркологическим больным.

Однако медицинские услуги в настоящее время могут оказываться не только с целью улучшения здоровья пациента, профилактики, диагностики или лечения заболеваний, как указано в вышеназванном определении (см. пункт 4 части 1 ст. 2 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»).

З.К. Набиджанова абсолютно правильно отмечает, что «в условиях современной медицины у человека возникают особые потребности, удовлетворения которых можно достичь только оказанием медицинской услуги».

К ним, бесспорно, кроме иного, стоит отнести разнообразные косметологические услуги (подтяжка кожи, изменение форм тела в эстетических целях, отдельные стоматологические манипуляции и т.п.). По мере развития медицинских технологий их перечень увеличивается год от года…

Подобную точку зрения разделяют и некоторые зарубежные исследователи.

«Лечебной мерой … является также медицинская мера, которая не реализует лечебную функцию sensu stricto (например, мера в области косметической хирургии…)».

По нашему мнению, не выдерживает никакой критики утверждение А.А. Сироткиной о том, что «деятельность по оказанию медицинских услуг не включает в себя действия в сфере косметологии, если их целью не является улучшение здоровья».

З.К. Набиджанова справедливо подчеркивает по этому поводу, что критерием отнесения услуги к медицинской является нарушение целостности человеческого организма или иное вмешательство в биологические процессы его функционирования.

Следует отметить, что в России до настоящего времени нет официального толкования понятий «косметология», «косметологическая помощь» или «косметологические услуги».

Напротив, в некоторых нормативно-правовых актах законодателем вводится такое тождественное по сути рассматриваемому термину понятие, как «косметические услуги» (например, в пп. 2 п. 2 ст. 149 Налогового кодекса Российской Федерации).

Кроме того, понятие «косметические услуги» содержится и в «ОК 002-93. Общероссийский классификатор услуг населению» (редакция от 17 октября 2013 года), утвержденном Постановлением Госстандарта России от 28 июня 1993 года N 163).

Однако множественность названий одного и того же понятия («косметические», «косметологические») с юридической точки зрения вряд ли будет способствовать его единообразному восприятию и применению на практике.

Нельзя не заметить, что, по непонятной логике законодателя, косметические (или косметологические) услуги исключены из перечня медицинских услуг, не подлежащих налогообложению.

Так, согласно подпункту 2 пункта 2 и пункту 6 статьи 149 Налогового кодекса Российской Федерации не подлежит налогообложению (освобождается от налогообложения) реализация (а также передача, выполнение, оказание для собственных нужд) на территории Российской Федерации, кроме иных, медицинских услуг, оказываемых медицинскими организациями, индивидуальными предпринимателями, осуществляющими медицинскую деятельность, за исключением косметических, ветеринарных и санитарно-эпидемиологических услуг. Ограничение, установленное настоящим подпунктом, не распространяется на ветеринарные и санитарно-эпидемиологические услуги, финансируемые из бюджета.

Что же такое есть косметология с точки зрения медико-юридического сообщества? Палитра существующих по этому поводу мнений достаточно многообразна.

По мнению Я.А. Юцковской, под косметологией следует понимать «область клинической медицины, изучающую характер и механизмы возникновения косметических дефектов, методы их профилактики и лечения».

Е.А. Шолом определяет косметологическую помощь как «особый вид медицинской помощи, направленной на улучшение внешности человека, на лечение или маскировку косметических дефектов, вызванных заболеваниями, врожденными дефектами или возрастными изменениями организма, и оказываемой в целях улучшения психофизического состояния человека и удовлетворения его эстетических потребностей».

Таким образом, с точки зрения целесообразности, разумности и научной достаточности необходимо признать, в том числе и на законодательном уровне, что косметология является одной из разновидностей медицинских услуг.

Точку зрения автора подтверждает и то обстоятельство, что пунктом 5.2 раздела I «Общие положения» Номенклатуры медицинских услуг, утвержденной Приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации N 1664н от 27 декабря 2011 года, все-таки предусмотрен такой их вид, как косметология.

В соответствии с Перечнем работ (услуг), составляющих медицинскую деятельность (Приложение к Положению о лицензировании медицинской деятельности (за исключением указанной деятельности, осуществляемой медицинскими организациями и другими организациями, входящими в частную систему здравоохранения, на территории инновационного центра «Сколково»), утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации N 291 от 16 апреля 2012 года, к таковой, кроме иных, относятся и работы (услуги) по косметологии.

Как следует из Требований организации и выполнения работ (услуг) при оказании первичной медико-санитарной, специализированной (в том числе высокотехнологичной), скорой (в том числе скорой специализированной), паллиативной медицинской помощи, оказании медицинской помощи при санаторно-курортном лечении, при проведении медицинских экспертиз, медицинских осмотров, медицинских освидетельствований и санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий в рамках оказания медицинской помощи, при трансплантации (пересадке) органов и (или) тканей, обращении донорской крови и (или) ее компонентов в медицинских целях, утвержденных Приказом Минздрава России от 11 марта 2013 года N 121н, косметология как вид работы (услуги) может быть организована и выполнена при оказании первичной, специализированной медико-санитарной помощи в амбулаторных условиях.

В этом случае, согласно разъяснениям, содержащимся в Письме ФНС России от 20 марта 2015 года N ГД-4-3/4474@ (о налогообложении НДС косметологических услуг, оказываемых в рамках первичной специализированной медицинской помощи в амбулаторных условиях), реализация населению косметологических услуг в рамках первичной специализированной медицинской помощи в амбулаторных условиях освобождается от налогообложения налогом на добавленную стоимость при наличии соответствующей лицензии.

Пунктом 2 Порядка оказания медицинской помощи по профилю «косметология», утвержденного Приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации N 381н от 18 апреля 2012 года, определено, что указанный вид медицинской помощи включает комплекс лечебно-диагностических и реабилитационных мероприятий, направленных на сохранение или восстановление структурной целостности и функциональной активности покровных тканей человеческого организма.

Таким образом, в определении понятия «медицинские услуги», несомненно, нужно обязательно указать, что последние могут профессионально оказываться не только с целью лечения какого-либо заболевания, но и в эстетических целях.

В этом случае медицинские услуги возможно определить как медицинское вмешательство или комплекс медицинских вмешательств, осуществляемых в соответствии с порядками оказания медицинской помощи, а также на основе стандартов медицинской помощи (клинических протоколов) и направленных на: профилактику, диагностику и лечение заболеваний; сохранение или восстановление структурной целостности и функциональной активности покровных тканей человеческого организма, в том числе — в эстетических целях; медицинскую реабилитацию и имеющих самостоятельное законченное значение.

Таким образом, косметология нуждается в срочной ликвидации «правового вакуума».

Как отмечают некоторые авторы, «перспективной задачей в направлении развития сферы косметологии является создание нормативной и законодательной базы деятельности косметологических заведений».

О судебной практике разрешения гражданско-правовых споров в сфере косметологии

Среди гражданско-правовых споров, рассматриваемых судами в сфере косметологии, можно выделить следующие категории:

1) о качестве косметологических услуг, предоставленных гражданам (пациентам);

2) о взыскании компенсации морального вреда, причиненного оказанной медицинской услугой;

3) связанные с нарушениями, допущенными при сбыте косметических средств;

4) иные виды исков.

Гражданско-правовые споры по поводу качества оказанных косметологических услуг наиболее распространены в судебной практике.

Так, например, в соответствии с апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 15 января 2014 года по делу N 33-637/2014 «К. обратилась в суд с настоящим иском к ООО «…», ИП … В обоснование заявленных требований указала, что 16 февраля 2013 года она заключила с ООО «…» договор на оказание медицинских услуг — процедуру термолифтинга…16 февраля 2013 года процедура ей оказана, однако с существенным недостатком и существенным отступлением от условий договора, поскольку дряблость и обвисание кожи не уменьшились…

Проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции в соответствии со статьей 327.1 ГПК РФ, судебная коллегия приходит к следующему…

Как следует из материалов гражданского дела и установлено судебной коллегией, 16 февраля 2013 года между К. и ООО «…» был заключен договор на оказание медицинских услуг…

Факт оказания услуги, а также то, что эффект от процедуры был назван ожидаемым, не гарантировался, признан истицей и ее представителем в тексте искового заявления и в судебном заседании при рассмотрении спора по существу…

Вопреки доводам апелляционной жалобы гарантированный эффект (результат) от проведенной процедуры в договоре, заключенном между сторонами, указан не был. Ожидаемый результат является понятием оценочным и субъективным, которое не может являться критерием для утверждения о низком качестве услуги.

При таких данных, оценив по правилам статьи 67 ГПК РФ собранные по делу доказательства в их совокупности, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу об отказе в удовлетворении заявленных истицей требований, поскольку каких-либо нарушений ООО «…» или ИП… прав К. как потребителя медицинских услуг не установлено… «.

Как следует из апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 2 ноября 2015 года по делу N 33-16265/2015, рассмотренного по апелляционным жалобам В., ООО «<…>» на решение Невского районного суда Санкт-Петербурга от 2 декабря 2014 года, «В. обратилась в Куйбышевский районный суд Санкт-Петербурга с иском к ООО «<…>», …, просила взыскать с ответчика в свою пользу расходы на оплату медицинских услуг ненадлежащего качества…, расходы на приобретение имплантов…, расходы на оплату медицинских услуг в клинике «<…>»…, неустойку…, предстоящие расходы на устранение недостатков, образовавшихся в результате оказания медицинских услуг ненадлежащего качества…, компенсацию морального вреда…, расходы на оплату услуг представителя…

Решением Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга от 24 апреля 2015 года исковые требования В. удовлетворены частично…

В апелляционной жалобе ответчик просит решение суда отменить как незаконное…

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, выслушав объяснения лиц, участвующих в деле, судебная коллегия приходит к следующему…

Между В. и ООО «<…>» …был заключен договор о предоставлении платных медицинских услуг, в рамках которого… истице было проведено две пластические операции: маммопластика (эндопротезирование молочных желез с помощью имплантов) и иссечение послеоперационного рубца на передней брюшной стенке. Согласно приложению N … от … к договору общая стоимость медицинских услуг составила… Оплата услуг по договору была произведена истицей в полном объеме, что подтверждается представленными чеками и не оспаривается сторонами …

Ввиду того что в представленных медицинских документах и материалах дела отсутствуют объективные сведения о том, какие эстетические потребности имелись у В. перед операциями, …ответить на вопрос о степени достижения запланированного результата в ходе проведенного лечения не представляется возможным…

В ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции была допрошена судебно-медицинский эксперт …

Подтвердив изложенные в заключении выводы, эксперт … показала, что выбор метода по эндопротезированию молочных желез… выбран ответчиком неправильно, в связи с чем желаемый эстетический результат пациента не был достигнут. Кроме того, в ходе проведения экспертизы экспертами была установлена подвижность имплантов и контурирование эндопротезов, сморщивание кожи вокруг эндопротезов…

Между тем …судом первой инстанции не был взыскан штраф за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя. Таким образом, судом были нарушены нормы материального права, в связи с чем решение суда подлежит изменению и дополнению указанием о взыскании с ООО «…» в пользу В. штрафа в размере 50% от суммы, присужденной судом в пользу потребителя…».

Анализируя приведенные судебные решения, стоит отметить два важных нюанса, относящихся к разрешению конфликта между пациентами и организациями, оказавшими косметические услуги.

Во-первых, во всех случаях оказания косметологических услуг рекомендуется заключать соответствующий договор в письменной форме. Именно в нем стороны могут официально изложить существенные обстоятельства планируемого правоотношения, а также, при достижении соглашения по этому поводу, способ досудебного разрешения возможного спора.

Во-вторых, в договоре (приложениях к нему) желательно тщательно оговаривать, какие именно эстетические потребности имеются у пациентов, какой планируемый результат они хотят достигнуть в ходе проведенного лечения и что «гарантирует» им организация, оказывающая косметологические услуги.

Соблюдение этих простых условий может помочь избежать судебной тяжбы, ограничившись, например, одной из процедур альтернативного разрешения споров.

Предметом судебного рассмотрения в ряде случаев становятся гражданские иски о взыскании компенсации морального вреда, причиненного оказанной медицинской услугой.

Так, согласно апелляционному определению судебной коллегии по гражданским делам суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 19 февраля 2015 года по делу N 33-432/2015, рассмотренному по апелляционной жалобе ответчика — общества с ограниченной ответственностью «…» на решение Ноябрьского городского суда от 25 ноября 2014 года о взыскании с общества с ограниченной ответственностью «…» в пользу Б.1 компенсации морального вреда и штрафа, «Б.1 обратилась с иском к ООО «…» о взыскании компенсации морального вреда, причиненного оказанной… медицинской услугой по татуажу бровей. В обоснование требований иска указала, что услуга была оказана некачественно, а последующие коррекции формы и цвета бровей лишь усугубили ситуацию. Просила возложить на ответчика обязанность безвозмездно устранить недостатки оказанной услуги посредством полного сведения татуажа и взыскать в ее пользу компенсацию морального вреда…

Судом первой инстанции установлено и следует из материалов дела, что … в Центре косметологии «…»…была оказана медицинская услуга по перманентному татуажу бровей.

Лицами, участвующими в деле, не оспаривалось, что в последующие несколько месяцев тем же мастером проводилась их коррекция, которая не привела к ожидаемому результату.

Письменный договор на оказание платных медицинских услуг между сторонами не заключался…

Отсутствие между ООО «…» и Г., оказавшей услугу, трудового договора не свидетельствует об обратном, поскольку трудовые отношения возникают с момента фактического допуска к работе и считаются возникшими даже в том случае, когда прием на работу надлежащим образом не оформлен.

О том, что Г. являлась работником ООО «…», оказывающим услуги по перманентному татуажу, следует и из ее пояснений, данных в судебном заседании суда первой инстанции…

Следует принять во внимание и то обстоятельство, что на основании Номенклатуры работ и услуг в здравоохранении, утвержденной Минздравсоцразвития России 12.07.2004, татуаж относится к медицинским услугам.

В соответствии с подпунктом 96 пункта 1 статьи 17 Федерального закона … «О лицензировании отдельных видов деятельности» медицинская деятельность подлежит лицензированию.

Лицензию на осуществление медицинской деятельности на момент оказания истице услуги по татуажу имело именно ООО «…»…

Таким образом, судом первой инстанции верно определены юридически значимые обстоятельства. Представленным доказательствам дана надлежащая оценка. Нарушений норм материального или процессуального права не допущено.

При наличии таких обстоятельств оснований для отмены решения суда не усматривается…».

Достаточно часто судами рассматриваются гражданские иски, связанные с нарушениями при сбыте косметических средств.

Так, согласно решению Шпаковского районного суда Ставропольского края от 30 июня 2015 года по делу N 2-1341/2015 «С. обратилась в суд с иском к ООО «…» о защите прав потребителей, в котором просила суд расторгнуть договор купли-продажи… по приобретению набора косметических средств серии … с ООО «…»; взыскать уплаченную по данному договору сумму…; сумму в возмещение морального вреда …; судебные издержки в размере … .

Во время беседы с врачом-трихологом перед началом процедуры истица сообщила о имеющихся у нее заболеваниях…

Судом установлено, что С. добровольно заключила договор купли-продажи с ООО «…». Сторонами было достигнуто соглашение о предмете договора, о его цене и порядке оплаты товара покупателем.

При этом истица своими подписями в договоре подтвердила факт разъяснения ей положений законодательства о защите прав потребителей, а также предоставления ей продавцом полной и достоверной информации о приобретаемом товаре, которая обеспечила добровольность и правильность его выбора.

Доказательств невыполнения продавцом указанных действий С. суду не представлено, как не представлено доказательств ее обращения к продавцу за получением такой информации.

Со стороны ответчика при заключении договора купли-продажи товара были соблюдены все требования законодательства при продаже парфюмерно-косметических товаров, и оснований для расторжения договора не имеется.

Из искового заявления истицы следует, и подтверждено истицей в судебном заседании, что единственным основанием для расторжения договора купли-продажи является аллергическая реакция истицы к компонентам косметики.

Давая оценку представленным истицей медицинским документам, суд приходит к выводу, что те жалобы, с которыми истица обращалась в медицинское учреждение, не свидетельствуют, что они связаны с применением косметической продукции …, при этом появление «аллергической реакции» не свидетельствует о ненадлежащем качестве проданного товара, а скорее всего, об индивидуальных особенностях кожи истицы, что не является основанием для расторжения договора купли-продажи…

В соответствии со статьей 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений.

При таких обстоятельствах суд приходит к выводу, что исковые требования С. к ООО «…» о расторжении договора купли-продажи, взыскании денежных средств удовлетворению не подлежат».

Согласно апелляционному определению судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 8 сентября 2016 года по делу N 33-11340, рассмотренному на основании апелляционной жалобы ООО «… » на решение Центрального районного суда г. Новокузнецка Кемеровской области от 21 июня 2016 года по делу по иску П., «материалами дела установлено, что … между ООО «…» и П. заключен договор N… Согласно пункту 1.1 договора ООО «…» продает, а П. покупает абонемент общей стоимостью…, который дает право на получение услуг в Центре эстетической косметологии «…».

Также пунктом 1.1 предусмотрено, что П., подписав данный договор, изъявила о своем согласии включить в общую стоимость покупки комплект косметических средств стоимостью …

В соответствии с пунктом 2.2 договора оплата договора производится на условиях предоставления рассрочки за счет заемных денежных средств, полученных П. в «КБ …» по самостоятельному договору N …

Разрешая спор, суд пришел к выводу о том, что истице не была своевременно предоставлена полная и достоверная информация о предоставляемых услугах, указанных в условиях договора, в связи с чем были нарушены ее права как потребителя…

Судебная коллегия полагает данный вывод неправильным и противоречащим материалам дела, в связи с чем не может согласиться с выводом суда о наличии оснований для взыскания убытков с ООО «…» в пользу П. в связи с ненадлежащим предоставлением информации о предоставленных товарах и услугах по следующим основаниям…

Проанализировав условия договора, действия сторон при его заключении, судебная коллегия приходит к выводу, что П., подписав договор, выразила свое согласие на заключение договора на указанных в нем условиях…

Относимых, допустимых, достоверных и достаточных доказательств того, что в момент заключения договора П. не была предоставлена необходимая информация об услугах, в соответствии со статьей 56 ГПК РФ не представлено, что исключает ее право на взыскание убытков…

Так как ответчик оказал истице услуги в виде молекулярно-генетического анализа, а также передал товары общей стоимостью …, в соответствии со статьей 32 Закона РФ «О защите прав потребителей» стоимость фактически оказанных услуг при отказе истца от договора взысканию в пользу П. не подлежит…

С учетом указанных обстоятельств решение суда в части удовлетворения исковых требований П. о взыскании убытков в сумме … с ООО «…» также подлежит отмене, поскольку судом не установлено противоправности действий ответчика, которые привели к убыткам в виде оплаты процентов за пользование кредитными средствами истицей в данном размере.

Также не подлежит взысканию штраф и компенсация морального вреда в связи с отсутствием нарушений законодательства о защите прав потребителей в действиях ответчика.

Таким образом, в связи с отсутствием оснований для удовлетворения исковых требований П. обжалуемое решение подлежит отмене…».

Иногда в суды поступают иски о взыскании с медицинских организаций расходов, понесенных при рассмотрении дел о некачественном оказании косметологических услуг.

Как следует из апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Мордовия от 20 января 2015 года по делу N 33-119/2015, «судом установлено, что решением Ленинского районного суда г. Саранска Республики Мордовия от 24 мая 2014 года, вступившим в законную силу 2 сентября 2014 года, исковые требования П. к ООО «…» о компенсации морального вреда за оказание некачественной медицинской услуги удовлетворены частично. С ООО «…» в пользу П. взыскано в счет компенсации морального вреда …, штраф в размере…

Поскольку П. требования о взыскании с ООО «…» судебных расходов в указанном размере заявлено не было, то при разрешении спора по существу судом первой инстанции данное требование разрешено не было. Однако П. не лишена возможности взыскания судебных расходов и после вступления решения суда в законную силу.

Проанализировав указанные правовые нормы, а также представленные доказательства, подтверждающие факт несения судебных расходов в заявленном размере, суд первой инстанции пришел к выводу об их частичном удовлетворении и необходимости возмещения судебных расходов по оплате услуг представителя…

Судебная коллегия соглашается с выводом суда о частичном возмещении судебных расходов по оплате услуг представителя…».

 

 

 

Старичков М.Ю.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.